Русская Православная Старообрядческая Церковь

  • Главная
  • Статьи
  • История
  • К вопросу о поисках Беловодья в сочинениях сибирских старообрядцев XIX в. — Н.Н. Стахеева

К вопросу о поисках Беловодья в сочинениях сибирских старообрядцев XIX в.

Одним ярких примеров «бедственного жития» странников в Сибири является история старообрядческих поселений бегунов на юге Алтае. Алтайские каменщики — бухтарминцы восприняли мифическую идею странничества об уходе из мира и долгое время пытались найти спасительную пустынь. Сохранились не только данные о походах бегунов на Беловодье в XVIII—XIX вв. [1, с. 178-205], но и многочисленные интерпретации рассказа о путях поиска этой «земли обетованной».

Вид с Филаретовой горы в Уймонской долине
Уймонская долина. Вид с Филаретовой горы

В Восточной Сибири в XVIII—XIX вв. не было страннических поселений подобных бегунским общинам Алтая. Но центральная и местная администрации, светское и духовное начальство не оставляли без внимания ни одного факта появления бегунов на территории Восточно-Сибирского генерал-губернаторства, где было расселено значительное число старообрядцев (согласно «всеподданнейшему отчету генерал-губернатора за 1859 г. это число староверов разных толков обоего пола составляло 22381) [2, лл.51, об.59]. В связи с этим, после обнаружения в 1840 г. в Москве старообрядческого сочинения «Путь надлежащий во святые места…» возникли подозрения, что его автор — представитель странничества — проживает в Восточной Сибири. Министерство внутренних дел рекомендовало провести детальное разбирательство, в ходе которого были найдены бегунские скиты и сочинитель названного произведения, но подозрения не оправдались.

Выяснилось, что скиты эти находятся не в Енисейской губернии, как предполагалось ранее, а на территории, близлежащей к Алтайским горам и реке Катуни, в деревнях: Ая, Тавда, Уймонская, Устюба, Касачи, Дименская. Сочинитель «пригласительного послания» подписывался как «многогрешный инок Михаил» [3, л. 3]. По версии властей, автором послания был схимник Иосиф (в миру Иван Гутков) [3, л. 24]. Он проживал в деревне Дименская и был настоятелем в созданной им обители, при которой была часовня. «Как причисленный в крестьяне, он имел свой дом, состоящий из многих небольших потаенных комнат, и слыл святым отцом» [3, л. 17]. В ходе следствия выяснилось, что старообрядцы из других округов приезжали к нему за благословением, для исповеди, кланялись ему в ноги, привозили «все по его требованию» [3, л. 17] . Были обнаружены еще несколько странников-бегунов [3, лл. 23-24], среди них: в деревне Устюба «странноприимец Петр Корнилов» [3, л. 1] и старообрядческий иконописец [3, лл. 1, 7, 16-17], а также старообрядческие схимники, которые жили в непроходимых лесах в келиях, обустроенных в дуплах высохших на корню кедровых деревьев [3, л. .17].

Все эти сведения начальство почерпнуло из сочинения «Путь надлежащий во святые места…», которое представляет собой интересную интерпретацию рассказа о поисках Беловодья. Автор «Пути…» характеризует Беловодье как идеальное место для странников, так как там нет властей, нет официальной церкви и миссионерства, а значит и проявлений антихриста. «Там антихрист не может быть и не будет. А леса темные, горы высокие, расщелены каменные, разница и народ отменно от России, и воровства никогда не бывает» |3, л .2).

На страннические корни этого сочинения указывают несколько характерных высказываний автора. Например, четкое указание «спросить странноприимца Петра Кириллова» [3, л. 2]. Далее мы видим перечисление мотивов путешествия по святым местам. Это призыв очиститься перед вторым пришествием Христа и укрыться от антихриста в момент конца света путем бегства в глухие места [3, л. 2]. Кроме того, есть и традиционное для староверов противопоставление отцов и проповедников своей старообрядческой истинной церкви — проповедникам «еретической никонианской» церкви [3, л. 3].

Чтобы найти Беловодье, по словам инока Михаила, можно было пройти путем от Москвы, через Казань, Екатеринбург, в направлении Тюмени по реке Катунь «на Красный Яр», затем «с отдыхом через Китайскую землю, Куханвею, через Апоньское царство». Он рекомендовал также сделать остановку в деревнях Ай и Устюба, где есть множество пещер, в которых можно укрыться. А конечную цель путешествия — Беловодье — он называл самым безопасным местом для верующих [3, л. 2] и считал, что лежит оно «в губе океана, среди озера Лоб, на котором находилось 70 островов, а между ними горы» [3, л. 2 об.]. Учитывая, насколько подробно излагалось описание этапов пути следования к Беловодью, становится понятным, почему старообрядцы так настойчиво пытались найти его, а власти настойчиво проверяли местности, упомянутые в сочинении.

О результатах секретного расследования генерал-губернатор Восточной Сибири В.Я. Руперт доложил управляющему Министерством внутренних дел графу А.Ф. Строганову и обер-прокурору Синода. По окончательному решению высшего начальства рекомендовано было выслать старообрядцев-странников в другие деревни под надзор полиции, т.к. проживание странноприимцев в маленьких глухих поселениях по 4-5 домов позволяло им «удерживаться в расколе н принимать беглых раскольников» [ 3, л. 18].

1. Мамсик Т.С. Крестьянское движение в Сибири: вторая четверть XIX в. Новосибирск, 1987.
2. ГАИО. Ф. 24. Оп. 9. Д. 64. К.1736.
3. ГАИО. Ф. 293. Оп. 1. Д. 543.

Автор: Наталья Николаевна Стахеева, кандидат исторических наук.

Источник: Этнография Алтая и сопредельных территорий: Материалы междунар. науч.-практ. конф. Вып. 4 / Под ред. Демина М.А., Щегловой Т.К. - Барнаул: Изд-во Барнаульского педуниверситета, 2001.


Telegram
Подписывайтесь на канал «Алтайский старообрядец» в мессенджере Телеграмм.
Комментарии
Старообрядчество в интернете
HotLog