Русская Православная Старообрядческая Церковь

Старообрядчество — духовная крепость русской культуры

Долгое время русская культура в России находилась на положении падчерицы: многие могли безнаказанно глумиться над нею. Шел усиленный процесс нивелировки и унификации, а вернее — постепенного искоренения традиционной культуры у разных народов СССР, длившийся в течение 70 лет. Рост национального самосознания, обращение к народным истокам в восстановлении своего лица, обращение к традиционной духовности, к своим национальным корням принимают необратимый характер. Осознание того, что «мы не выживем физически, если погибнем духовно» (Д.С. Лихачев), многих заставляет задуматься над нашим бытием. Изучение культуры русского народа в настоящее время приобретает особый смысл и актуальность.

Ученый Фирс Федосович Болонев
Фирс Федосович Болонев (1935-2018), известный исследователь, доктор исторических наук, заслуженный деятель науки России и Республики Бурятия, заслуженный деятель культуры Республики Бурятия

Это тем более важно для народов России, когда им начинают преподносить как образец жизни западную (в частности, американскую) модель. Ориентация на Запад началась еще в XVII в. Начало ей положили реформы царя Алексея Михайловича и патриарха Никона, приведшие к «великому церковному преступлению, с которого началась гибель России» (А.И. Солженицын). Примечательно то, что противниками реформ оказались простые русские люди, защитники старой обрядности и веры, усмотревшие в религиозных изменениях угрозу развитию старорусских традиций. Они первыми выступили против нововведений Никона и западных влияний.

Следовательно, в сохранении русских духовных традиций особая заслуга принадлежит старообрядцам. Павел Мельников (А. Печерский) видел в образованных старообрядцах «главный оплот будущего России» и был уверен в том, что от них произойдет «восстановление русского духа».

Между тем история староверия в России преподносилась превратно. Негативно оценивалась и роль старообрядцев в истории России. Они в громадном большинстве сочинский как досоветского, так в советского периодов рассматривались как консервативная, фанатичная масса. У многих историков господствовал «примат концепции над фактом». Этот взгляд живуч и до настоящего времени. Их преданность старине рассматривалась как тормоз, как движение назад. Хотя сохранение пережиточных явлений, инерция и стабильность традиционного развития, по мнению французского исследователя А. Леруа-Гурана, составляет основу этнокультурной непрерывности:

«Народ является самим собою лишь благодаря своим пережиткам».

Изучение духовной культуры русского народа в советское время было затруднено. Официальные идеологи хотели видеть у народа одну сторону его мировоззрения — его атеизм; религиозность, вера в Бога, преданность христианским идеалам часто преследовались. А отсутствие тематических комплексных объективных исследований духовной культуры не позволяет говорить об устойчивости и крепости христианских ценностей в духовном мире русского народа, исключая старообрядцев. Правда, в последние десятилетия отношение к староверам у значительного ряда историков существенно изменилась. В работах В.Г Карлова, Я.Н Щапова, Н.Н. Покровского, А.И. Клибанова, А.А Амосова, И.В. Поздеевой, Г.Н. Чагина, А.Ф. Замалеева, Н.С. Демковой, К.Г. Мяло, Н.С. Гурьяновой и других осуществлен фактологический подход к изучению старообрядчества и дана более верная оценка этому явлению.

В России давно существует концепция приоритетного развития духовной жизни общества. Пионерами в ее осуществлении были славянофилы: А.С. Хомяков, Н.В. Киреевский, К.С. Аксаков. Затем она была продолжена грудами И.К. Михайловского, В.С. Соловьева и С.Н. Булгакова. С.Л. Франк эту идею выразил следующим образом: «История есть великий драматический процесс воплощения, развертывания во времени и во внешней среде духовной жизни» социума. Эта идея не устарела и ныне. Особенно ярко она просматривается в движении старообрядчества, которое стало еще одной загадкой России.

Споры о «России-загадке, о загадочной русской душе не утихают столетия. Часто в этих дискуссиях превалируют идеологические соображения, что уводит авторов от истины. Кому-то выгодно выставлять напоказ Россию неумытой, а народ ее духовно отсталым. Очернительство ведется «применительно к подлости» и на высоком уровне. Известный иезуит хорват Ю. Крижанич (XVII в.) писал, что жители Московии «суеверно придерживались обрядов, но были полностью невежественны в вопросах теологии». Прозападник епископ Лопатинский (1745 г.) обвинил староверов в том, что они «молятся телом, а не духом», и тоже видел в них «символ теологического невежества». Прозападники окрестили их «праздными ритуалистами». Аввакум Петров и братья Денисовы не в счет. Эта точка зрения дожила и до нашего времени (П. Милюков, Г. Флоренский, Г. Федотов).

Современные западные авторы сходятся во мнении, что новое и старое православие различаются «исключительно обрядностью, но не догматикой». Русская традиционная обрядность воспринимается ими как «неправильное приближение к Богу и препятствует правильному пониманию христианства» (Д. Шеффел).

Противоположной гонки зрения придерживаются Н.И. Костомаров, В.В.Розанов. Последний ставит русский раскол выше реформации Лютера в Германии. Оба высоко оценивают духовный и умственный прогресс русских старообрядцев.

В связи с расколом русской православной церкви духовная жизнь русских людей стала более активной. Нужно было доказывать не только правильность обрядности (старой и новой), но и догматики. В той напряженной обстановке в духовных спорах участвовали не только духовные лица, но и посадские, и крестьяне. Раскол породил заметный подъем духовной активности русского общества, поднял на небывалую высоту народный менталитет. Отсюда исходил «избыток благочестия», или духовная строгость приверженцев старой веры и обрядности, сохранение заповедей, символов старого русского православия, восходящих к византийским прототипам (двуперстие, восьмиконечный крест, иконография, тексты боговдохновенных книг).

Не смотря на то что духовная жизнь сторонников староверия подвергалась всяческим гонениям, она никогда не угасала: то томилась, тлела, теплилась угольками в почти затухающем очаге, то вспыхивала с новой силой с поступлением свежего воздуха. Культура старообрядчества — феномен во многих отношениях примечательный, еще не до конца нами понятый. Старообрядчество — особая духовная крепость веры, оплот нравственности и трудолюбия, скрижаль любви к России, цитадель русской культуры. Часто поставленные в экстремальные условия, эти дюжие люди, а не «праздные ритуалисты» самоотверженно хранят русскую народно-бытовую культуру, старую обрядность, которые являются определяющим этническим признаком, их духовной доминантой.


Автор: Фирс Федосович Болонев, д.и.н.

Источник: Болонев Ф.Ф. Семейская живая старина за Байкалом. Очерки истории, культуры, быта и межэтническое взаимодействие: сб. науч. ст. — Улан-Удэ, 2015. С. 85-88.
Опубликовано по: Духовное наследие народов России и современная культура: тез. докл. науч. конф. (28-29 марта 1996 г.). Новосибирск, 1996. С. 44-46.

Поделиться:  
Подписывайтесь на канал «Алтайский старообрядец» в Яндекс.Дзен.
Комментарии
Алтайский старообрядец

Теги: Старообрядческая культура

Старообрядчество в интернете
HotLog