Русская Православная Старообрядческая Церковь Сайт Покровской старообрядческой общины Барнаула

Знаменный роспев: история, теория, эстетика – Т.Г. Казанцева

Знаменный роспев – величайшее достояние нашей культуры. До середины XVII века он был не только основной и единственно возможной формой богослужебного пения Русской Церкви, но и единственной сферой профессиональной деятельности отечественных музыкантов – исполнителей (певчих) и композиторов (распевщиков).

Крюковая стихера празднику Благовещения (рукопись)
Стихера празднику Благовещения из крюковой рукописи начала XIX века

До настоящего времени традиции знаменного роспева бережно хранятся староверами, среди которых немало подлинных его знатоков и талантливых исполнителей. Но много ли мы знаем о самом знаменном роспеве: о происхождении тех или иных жанров, об авторах текстов всем известных песнопений, о византийской литургической традиции, которая легла в основу русского богослужебного пения, об истории знаменного пения на Руси? Думается, что нет, уже хотя бы потому, что, сколько бы знаний о предмете у нас не было, их никогда не будет достаточно. Все это привело нас к мысли о необходимости начать серию публикаций по вопросам истории, теории и эстетике знаменного пения с целью дать более или менее системное представление об этом уникальном явлении русской музыкальной культуры. В своих публикациях мы предполагаем опираться как на современные научные достижения в области русской музыкальной медиевистики и музыкальной византинистики, так и на собственно старообрядческий опыт осмысления феномена знаменного роспева. Началом этих публикаций мы также надеемся, в силу наших возможностей, возродить традицию, заложенную статьями выдающихся деятелей старообрядчества начала XX века на страницах журналов «Церковь» и «Живая старина».

...Мы решили опубликовать старообрядческое сочинение начала XX века, раскрывающее суть богослужебного пения, его значимость для жизни Церкви, а также акцентирующее высокое призвание церковных певчих.

Данное сочинение было обнаружено нами в одном из крюковых сборников, хранящихся в рукописном фонде Института истории Сибирского отделения Российской Академии наук под шифром 1/79-г. Сборник представляет собой музыкально-теоретическое руководство – певческую азбуку, изданную в конце XIX – начале XX века гектографическим способом. Он был приобретен новосибирскими археографами в 1979 году в Восточно-Казахстанской области. По характеру нотации – с пометами и признаками, можно предположить, что гектограф принадлежал староверам поповского направления или часовенным.

Судя по составу рубрик и сохранившейся пагинации, первоначально это был весьма полный учебник знаменного пения не менее 168 листов. В него входили такие разделы как:

  1. таблица соотношения согласий, степенных помет и признаков;
  2. раздел перечисления знамен в порядке гласостепенности и направления мелодического движения;
  3. собрание лиц и кулизм;
  4. фитник;
  5. таблицы развода сложных знамен;
  6. проучки на освоение обиходного звукоряда и вокальные упражнения;
  7. песнопения с текстом религиозного, но небогослужебного характера на освоение попевок столпового осмогласия, включая кириллицу, распетую на попевках 1-го гласа;
  8. памятогласия «О чернеце» и памятогласия возвахов на 8 гласов;
  9. запевы возвашные и хвалитные к стихирам на 8 гласов и запевы на подобны «О преславное чудо» 8-го гласа и «Содетелю и Творче» 6-го гласа;
  10. подобны на 8 гласов.

Большая часть этих разделов сопровождается подробными комментариями. Кроме этих комментариев Азбука включала также несколько текстов богословско-эстетического характера. Среди них – символическая (образная) характеристика каждого из восьми гласов, «Завещание» уставщику преподобного Феодора Студита и публикуемое здесь старообрядческое сочинение на тему богослужебного пения.

Однако еще до поступления в государственное хранилище гектограф значительно пострадал. Оказались утерянными множество листов (сохранилось всего 67 листов), многие листы были записаны детскими рисунками и текстами бытового содержания так, что первоначальный текст не поддается прочтению. Пострадал и интересующий нас фрагмент (расположен на л. 161–166 об.): в нем отсутствует неизвестный по объему начальный фрагмент; сочинение начинается буквально с полуслова. Но и в сохранившемся виде этот текст был оценен нами как чрезвычайно интересный и содержательно важный, что и определило наше решение о его публикации для широкого круга читателей в том виде, как он есть. Стиль изложения в сочинении указывает на его достаточно позднее происхождение, возможно, оно было составлено непосредственно для данного гектографического издания. Авторский слог, на наш взгляд, вполне понятен современному читателю, поэтому сочинение приводится преимущественно без каких-либо изменений, за исключением исправления очевидных ошибок и стилистических погрешностей; знаки пунктуации проставлены нами в соответствии с современными нормами русского языка, титлы раскрыты, надстрочные буквы вписаны в строку, «еры» на концах слов исключены. Все внесенные нами для прояснения смысла написанного слова и утраченные части слов взяты в квадратные скобки, выпущенные по тем или иным причинам фрагменты текста обозначены многоточием. Курсивом в тексте выделены авторские ссылки на первоисточники. В связи с тем, что начальный фрагмент текста отсутствует, нам неизвестно его заглавие, поэтому нижеследующее название предложено нами, исходя из содержания сочинения.

О сущности церковного пения и певческом служении

«…[удо]влетворение, и безприютность сердца, и горе людское находят себе утешение в этом святом церковном... пении.

Святый Блаженный Августин с удовольствием воспоминал об искусном пении, которое он слушал со слезами в Медиоланской церкви [и] о котором говорит своему другу:

«Когда я воспоминаю те слезы, которыя проливал я во время пения в Медиоланском храме. Я и теперь трогаюсь, трогаюсь не пением, но предметами онаго, когда … поют голосом ясным и с искусством приличным. Мы ощущаем, что пламенне возбуждаемся мы к благочестию священными словами, когда они поются голосом приятным и искусным... Таковое ... пение, есть дело великое и полезное и для самих поющих со смирением и со страхом Божиим, ибо оное совокупляется с пением ангельским невидимо, если оно происходит из глубины сердечного умиления [и] благоговения».

Церковь Божия поминает певцов в сей жизни и по отшествии их в будущую жизнь. Церковь святая имеет нарочитыя молитвы за поющих, из них одна называется Богородице:

«Твоя певцы Богородице, Живыи нетления Источниче, лик себе совокупльши, духовен утверди, и в божественней Ти славе венцем славы сподоби».

Таковыми словами святая Церковь молит Богородицу, чтобы Она утвердила поющих в Божественней славе своей и сподобила их в будущей жизни венцов славы. А это такая неоцененная награда от Бога, ради которой следует отдать и всю нашу земную жизнь с ея благами, со всеми ея радостями.

Участие в божественной славе Богоматери, Вышшей небес и Чистейшей светлостей солнечных, Преукрашенной божественною славою – награда венцев славы. Это полное, совершенное Царство небесное. Небесная Царица любит тех, которые поют в церковных собраниях, и их посещает, хотя и невидимо для нас. Но в древние времена люди, праведно жившие, ея посещение церковное видели.

В житии преподобнаго Афанасия Афонскаго повествуется следующее:

«Один из учеников Афанасия – Матфей, во время утрени увидел, что в церковь вошла некая Жена, облаченная небесною славою и честию, с двумя в белых как снег одеждах юношами, из которых один держал горящую свещу и освещал ей путь, идя пред Нею как раб, а другой следовал за Нею, и оба относились к Ней с великим благоговением. Когда эти необыкновенные посетители стали осматривать всех присутствующих в церкви, чудная та Жена разделяла всей братии дары: тем, которые были на клиросах, Она давала каждому по золотой монете, а находившимся в притворе по шести сребреников всякому; некоторым же из братии дала даже по девяти золотых монет. Сам же благоговейный Матфей получил лишь шесть серебряных монет, ибо он стоял в притворе. Лишь только кончилось видение, он тотчас пошел на клирос, возвестил о нем духовному отцу своему и просил у него позволения поместитеся в лике поющих». Афонский патерик, часть 1, стр. 98.

Дарование златника в рукописном демественнике
Миниатюра из крюкового рукописного Демественника начала XIX века,
иллюстрирующая сюжет о даровании Богородицей златника певчим Афонского монастыря.

Другое посещение Богоматери – в Лавре Афонской Иоанну Кукузелю:

«Иоанн Кукузель урожденец Диррахийский из Болгарии. Лишившись отца еще в детстве, он при нежном воспитании и попечении матери получил образование в Константинопольской школе. Приятный редкий голос дал ему наименование ангельского певца, и тот же голос послужил причиною того, что Иоанна взяли ко двору в царскую певческую школу, он сделан был доместиком – учителем, магистром придворных певчих. Император хотел ввести его в родственную связь из богатых вельможей, но Иоанн думал не о том. Он заботился о своей душе. Он удалился в Афонскую Лавру тайно, и там назвал себя пастухом, и получил поручение пасти коз. Долго Иоанн оставался в неизвестности. Напрасно его искали по приказанию императора. Но приятный голос его, нечаянно услышанный одним пустынником, открывает его игумену и императору. Но по убеждению игумена Император согласился не нарушать уединение его. Впоследствии Кукузель избрал уединенное место и стал жить по шести дней в безмолвии, а в седмом и в праздники приходил в церковь Архангела, пел на клиросе. Труд и усердие к пению награждены были небесным посещением. В акафистную субботу, по окончании канона, святаго поста недели пятыя, Иоанн, утомленный бдением, вдруг видит, что Пречистая Богородица, подшедши к нему, сказала ему: «Радуйся, Иоанне, чадо мое! Пой! Я не оставлю тебя»! И затем дала ему златницу. Иоанн видит в руке дар Пречистой и с радостными слезами благодарит Богоматерь. С сего времени Иоанн удвоил усердие к песнопению. Прежде того он только в праздники и в воскресные дни приходил из уединения своего на церковное служение; теперь стал ходить каждый день. Продолжительное монастырское стояние и пение на клиросе имело последствием то, что одна нога его покрылась гнойными ранами. Пречистая, явясь, исцелила ногу. Иоанн столько, наконец, преуспел в жизни духовной, что прозрел день своей смерти. Жил он в конце XII века. Златница Пречистой, данная Иоанну, и по сие время находится пред ея иконою в славном храме Лавры, местною и для всех доступною». Венская библиотека №194?.

Вот какова награда певцам, поющим праведно, от Небес еще в сей жизни, а по отшествии от сего света певцов, святая Церковь, находящаяся под Небесем, молит ежегодно Бога на вселенских понахидах о упокоении их, вместе с православными бывшими пастырями, в статье первой сице:

«Помяни, Господи, души священных архиереов и иереов, архидиаконов и диаконов, и всех, иже во благочестии поживших чтецов и певцов и вся причетники святыя Ти Церкви».

Как отрадно, как радостно слышать поющим во святых храмах, что за них молит Бога святая Церковь в вечныя роды. Посему возлюбите, братие и сестры, пение сие духовное, столь спасительное, благотворное для душ христианских. Сие апостол заповедал как средство к возгреванию к себе даров Духа Святаго, к исполнению Духом, сице глаголет:

«Но паче исполняитеся Духом, глаголюще себе во псалмех и пениих и песнех духовных. Воспевающе и поюще в сердцых ваших Господеви». Ефес. (5:18-19)


«Древле апостоли первейшии церкве не только сами употребляху пения, со Христом еще суще, Евангелистом, и, воспевше, изыдоша в гору Елеонскую, но и прочим пети узакониша». Книга о вере, лст. 135.

Древние христиане, помня заповедение святых апостол, все были певчие мужи и жены, совершенно не было людей, которые бы не могли петь, они доказали самым действием, идя на муки, святые мученики, с пением святых песней, и как добрые воины Христовы находили в себе силы к перенесению за Христа ужаснейших страданий. Сим показывая, что они у себя [имели] сие сокровище, … [и каким] для них великим богатством [было] святое пение.

Равным образом поступали с муками и последних времен остальцы благочестия из высшей аристократии – болярыня Феодосия Морозова и княгиня Урусова, шедше на мучения и в самых муках, пели святыя песни. Таковым образом они показали свою прошлую жизнь, в которой у них был первым предметом духовнаго утешения святое пение.

Итак, братие и сестры во Христе, сами и чад своих научайте, и научайтесь святому пению, и неленостно посещайте храмы Божии, и не отчуждайтесь собраний церковных. Ибо жертва молитвы есть самая богоугодная Богу. Апостол глаголет:

«Благотворения же и общения не забываите, таковыми бо жертвами угожати Богу». Евр. (13:16), зач. 334.


Бог нам глаголет: «На всяком месте фимиам приносится имени моему, и жертва чиста!» Что бо есть фимиам? Разве не духовное служение Богу; и кия суть жертвы Новаго Завета, ежели не молитвы, ежели не благодарения?! Творения Феодора, епископа Кирскаго, часть 6-я, стр. 105 об.

Да поможет нам Господь Бог приносить жертвы Новаго Завета, этот фимиам молитвы, песнопения на олтарь Небесный, с надеждою получить вечная благая в будущей жизни».

Автор статьи: Казанцева Татьяна Генриховна

Источник: журнал «Сибирский староорядецЪ»

Поделиться:  
Комментарии
Алтайский старообрядец

Теги: Знаменное пение, Знаменный распев, Казанцева Татьяна Генриховна

Старообрядчество в интернете
HotLog