Русская Православная Старообрядческая Церковь Сайт Покровской старообрядческой общины Барнаула

Старухин Н.А. Сибирь на путях верности древлеправославию

Начало массового распространения раскола в Сибири правильно датировать последней четвертью XVII века (I). Хотя корни старообрядчества стали распространяться в Сибири еще в 50-х, 60-х годах, когда сосланные туда патриархом Никоном протопоп Аввакум, поп Лазарь, подьяк Феодор Тимофеев и другие противники новых обрядов и книг начали там борьбу за старую веру.

Путешествие Аввакума по Сибири. Милорадович
Путешествие протопопа Аввакума по Сибири. С. Милорадович, 1898

Сибирь на путях верности древлеправославию (XVII в. — 1-я пол. XVIII в.)

Аввакум, вспоминая годы первой ссылки 1653-1664 гг. и свое возвращение из Даурии, пишет, что он «до Москвы едучи по всем городам и селам в церквах и на торгах кричал, проповедуя слово Божие и уча, и обличая безбожную лесть». Их общие усилия дали богатые плоды, и в семидесятых годах значительная часть населения этого края была уже в рядах последователей старого обряда.

Наступило время последнего отступления, общество отпало в мир антихриста (или его предтеч), любые связи с этим обществом были душепагубны, и люди, покидая родные места, уходили на поиски святых мест для спасения души; этому способствовали и не прекращающиеся жестокие преследования сторонников старой веры со стороны правительства. Одним из лучших мест для такого ухода становится Сибирь, с ее необозримыми просторами и малой подконтрольностью начальству.

Бегство в уединенную пустынь при полном разрыве с антихристовым миром прославляет, опираясь на святоотеческие предания, Аввакум и дьякон Феодор:

«О, пустыня, Духа Святаго вместилище, блаженна еси ты, ибо ученицы Христовы в тебе естество свое познавают и дьявольское злохитроство презирают».

А святой Исаак Сирин пишет:

«Нигде Бог так ощутимо не являл могущества Своего, как в стране безмолвия и в пустыне, в местах, свободных от сборищ и молвы, свойственной обитанию людей».

В книге «Из поучений Ефрема Сирина и Аввы Дорофея», вышедшей в Москве в 1652 г., говорилось:

«Мнозие убо святии... побегут с отчаянием великим в пустыни и скроются в горах и вертепах со страхом и посыплются землею и пеплом со слезами молящимися день и ночь со многим смирением, и дается им помощь от Бога, и наставит их в месте нарочитом, и спасутся крыющиеся в пропастях и вертепах, ненавидяще антихристова знамения и страха».

И народ спасался, постепенно создавая на Урале и в Сибири целую сеть неизвестных властям убежищ, помогающих беглецам на пути их странствий (I).

Затворничество св. Антония Великого, подвиги столпников, в особенности св. Симеона (356-459 гг.), который почти что сорок лет провел на своем столпу-площадке и на весь пост оставался без пищи, примеры русских столпников, вроде св. Никиты Переяславльского, из северного Залесского Переяславля, убитого в 1186 г., и Саввы Вишерского, тоже северного новгородского святого, умершего в 1460 г., затворников киево-печерских, веригоносцев волокаламских и соловецких — видимо, постоянно стояли перед их «очами духовными» как образец мученичества во славу и в подражание Христу.

Если в результате сыска властям удавалось обнаружить старообрядческие починки, собравшиеся там в некоторых случаях предпочитали смерть в огне, «огнеопальное причастие» насильственному возвращению в мир антихриста. Первое из таких известий относится к самосожжению, состоявшемуся 6 января 1679 г. в пустыне на реке Березовке в Тобольском уезде, недалеко от Тюмени, «завел пустынь черный монах, поп Данило, иже бивый в бельцах Доментиан» (II). Вместе с Данилой сгорело 300, а судя по другим сведениям, 1700 человек. Протопоп Аввакум пишет в своем «Житии...»:

«Знал я некоего Доментиана священника: прост был человек, но вера тепла и несуменна, а конец пускай добре сотворил: отступников утекая сожегся».

Немногим меньше, чем через месяц после первой гари, 4 февраля недалеко от Тюмени, крестьяне, драгуны и казаки собрались на дворе драгуна Константина Аврамова и, несмотря на уговоры местного приказчика, «послушались дьячка Ивана Федорова и все сожглись» (I).

Известным проповедником старообрядчества в этой части Сибири был один из редких невеликороссов в старообрядчестве некий Иосиф Астомен, привыкший, как и русские, креститься принятым у армян двуперстием. Он был сослан в Сибирь еще в 1660 г. и там за долгие годы жизни побывал почти во всем крае от Енисейска до Верхотурья и везде с успехом вел свою пропаганду двуперстия и старых обрядов (III, IV).

Первому сибирскому самосожжению, Березовской гари, предшествовало сожжение старообрядцев тобольскими властями 28 февраля 1676 г., каратели действовали в рамках общерусского репрессивного законодательства по отношению к расколу. Есть сведения о подобной казни, состоявшейся в Тобольске в 1683-84 гг., когда пытали и сожгли старообрядцев, не захотевших умирать во время Утятской пустыни, покинувших пустыню до или после самосожжения. В феврале 1679 г. был такой случай: в селе Мостовке собрались сорок человек и подали сказку — если хоть один из них будет взят в Тобольск «на истязание о старом благочестии», остальные сожгут себя (I).

Не улучшилось положение старообрядцев в период петровских преобразований в начале XVIII в. в Сибири. С 20-х годов XVIII в. начинает взиматься со старообрядцев двойной раскольничий оклад, в этот период делается попытка выявить старообрядцев, обложить их налогом и притеснить дополнительными мерами.

В октябре 1722 г. состоялось самосожжение на р. Пышме, погибло около 400 тюменских и ялотуровских крестьян (Тюменская обл.).

К этому же времени произошло несколько крупных самосожжений в районе Томска; одно из них состоялось 2 июля 1725 г. в деревне Морозово Вертского острога, где сгорело 147 крестьян.

О причине самосожжений говорится в документе, который приводится ниже:

«Сего ради оставляем дома и все имение свое и идем на вольную смерть за старопечатные седьми соборов книги, как святые нас научили и изложили — ни единую черту не пременити, а кто пременит или предвигнет, на того положена от святых отец клятва, а мы, грешные, обещалися Христу во Святом крещении отрицатись сатаны и всех дел его, и мы по обещанию Святаго крещения желаем в том умереть, аще не оставит Господь Бог нас, за старопечатные книги, за Исусову молитву, за Крест Господень, за святую Аллилуиа и за веру Христианскую. Настоит время жарко, никониане восстали, попустил Бог за грехи наши, и ныне время стоять за благочестие» (VI).

Когда-то в XI веке князья Борис и Глеб, ставшие первыми русскими святыми, не подняли меча на своих убийц, посланных родным братом, ответив так на насилие ненасилием.

Протопоп Аввакум пишет:

«Наипачее же в нынешнее время в нашей Русии в огонь идут от скорби великия, ревнуя по благочестию, якоже древле апостолы. Не жалеют себя, но Христа ради и Богородицы на смерть идут, да вечно живы будут» («Житие...»).
Сожжение протопопа Аввакума
Сожжение протопопа Аввакума. П. Мясоедов, 1897

Встанут ли когда-нибудь на месте каждой такой пустыни часовенка, церковь или монастырь? И если будет это, может быть, тогда и возвратится Русь на пути свои.

Случаи самосожжения в это время отмечены и на Алтае, где в мае 1725 г. состоялась самая крупная гарь — Елунская. Через Елунскую пустынь шло старообрядческое переселение на юг Сибири. Главою пустыни был одни из ведущих деятелей Выговского центра (беспоповского) Иван Семенов. Это было продолжающееся бегство от антихристовой власти. Самосожжения продолжаются как протест против надвигающейся власти антихриста.

Помимо указанного Елунского самосожжения, на Алтае известен еще целый рад самосожжений, связанных с попыткой духовных властей принудительно приписать старообрядцев к открывающимся православным приходам. Число приписанных старообрядцев не отвечало действительной численности населения на Алтае, и потому власти как духовные, так и светские, пытались, прибегая к открыто карательным мерам, выяснить действительное положение дел, касающихся раскола (кто являлся на исповедь, тот уже числился прихожанином, и с него не должно было браться второго налога).

Село Елунино Павловского района, Алтайский край
Вид на с. Елунино и р. Обь

В 1750 г. число выявленных исповедальным учетом раскольников Тобольской епархии составляло примерно десять тысяч душ обоего пола, хотя этот учет далек от истинного положения вещей, так как подчас насильственный привод раскольников к исповеди и причастию был не в состоянии привести их, «невежественных суеверов», к официальному православию.

В июле 1739 г. Тобольская консистория (духовное управление) проводит расследование в районе г. Томска, Кузнецов, Бердска и Белоярской слободы (нынешний Барнаул), где старообрядцев скопилось к этому времени значительное количество. Этот розыск привел к тому, что часть крестьян вынуждена была уходить со своих мест. Представителям консистории удалось обнаружить несколько сот человек недалеко от деревни Новое Шадрино (Косихинский район теперь). Доведенные до отчаяния крестьяне готовились к самосожжению. К этому времени уже некоторые из крестьян были захвачены для следствия. Одной из причин протеста, помимо этого, было насильственное обращение в лоно новообрядческой церкви. «Гонят нас в церковь и принуждают креститься троеперстно...», но «их еретических треб принять мы не можем, сие говорит против семи вселенских соборов и уставов святых отец правил» (V). Воинский отряд попытался захватить их силой, крестьяне успели себя поджечь — предполагают, что общее число сгоревших — около 300 человек.

В 1742 г. состоится самосожжение в деревне Лепехино (Белоярская слобода), в 1746-47 гг. самосожжения пройдут в деревнях современного Шипуновского района. В Усть-Чарышской деревне самосожжение возглавил известный старообрядческий наставник Иван Закурдаев («из 18 дворов в деревне осталось только 3 двора, остальные дворы пусты и скот рогатый и овцы ходили без хозяев») (V).

Алтай всегда вызывал особое беспокойство со стороны тобольских, а затем, когда выделилась Томская епархия в начале XIX века, со стороны томских владык. Митрополит Антоний Стаховский, выговаривая томскому архимандриту Порфирию за то, что тот ложно причислял к православию старообрядцев как бывших на исповеди (хотя к исповеди они были приведены насильно), в то время как «в Томске и около него самое дно раскольничества содержится» (VI).

В пределах бывшей Томской губернии старообрядчество было наиболее распространено в южных предгорных районах Алтая, входивших тогда в Томскую губернию.

В 1734 г. был утвержден штаб чинов при сибирских горных заводах для увещевания раскольников, живущих при заводах, также приказано было посылать монахов и монахинь в сибирские монастыри для тех же целей. Раскольников, не желающих исправляться, на заводах судили и отправляли на исправление на монастырские работы. С 1737 г. повелено раскольников, живущих в лесах н скитах, применять на заводские горные работы, размещая их под крепким караулом, чтобы они не имели друг с другом сообщения (V).

Таковы некоторые моменты истории противостояния старообрядчества в Сибири во второй половине XVII и начале XVIII веков.

Примечания
  • I. Н.Н. Покровский. В.А. Александров. Власти общества. Сибирь в XVII в. Новосибирск, 1991 г.
  • II. Сибирский летописный свод.
  • III. Материалы для истории раскола за первое время его существования. Под ред. Н.И. Субботина. М., 1875-1890 гг.
  • IV. С.М. Зеньковский. Русское старообрядчество. Мюнхен, 1970 г.
  • V. Н.Н. Покровский. Антифеодальный протест урало-сибирских крестьян-старообрядцев в XVIII в. Новосибирск, 1974.
  • VI. Д.H. Беликов. Первые русские крестьяне-насельники Томского края и разные особенности в условиях их жизни и быта. Томск, 1898 г.

Материал составлен Н. А. Старухиным.
Источник: Старухин Н.А. Сибирь на путях верности древлеправославию // Старовер. Горно-Алтайск, 1994.

Поделиться:  
Комментарии
Алтайский старообрядец

Теги: Старообрядчество Алтая, Старухин Николай Алексеевич

Старообрядчество в интернете
HotLog