Русская Православная Старообрядческая Церковь Сайт Покровской старообрядческой общины Барнаула

История старообрядческой общины с. Залесово Алтайского края

В статье Н.А. Костеревой повествуется об истории Залесовской старобрядческой общины, в общей связи с историческими процессами, происходящими в России и Русской Церкви. Автор упоминает об истории села Залесово, о взаимодействии сибирских старообрядцев с церковными и светскими властями, об общинах в селах: Ново-Глушинка, Шмаково (Залесово), Пещерка, а также видных деятелях. Повествование на основе архивных документов, печати и воспоминаний рассказывает также о лихолетье советских времен и о возрождении молитвенной и общинной жизни в 90-е годы.


... Дай, Господи, в душе нам сохранить
Молитвенный сей дух,
Собравший вместе нас,
Чтобы идти к заветной общей цели
(стихи неизвестного автора)

История Старообрядческой общины с. Залесово

Залесово. Гости со старожилами
Гости со старожилами с. Залесово (в центре - Евстафий Федорович Блинов). 2000 г.

Что мы знаем о вере? Да ничего, кроме десятка расхожих мнений, полученных в школе или на занятиях по научному атеизму в ВУЗах. И наши рассуждения дальше «религии как опиума для народа» не шли. Отмахивались мы с нее, утонувшие в практицизме, сиюминутности, «упершись взглядом в свое корыто». А поднять голову не мешало бы. Ведь Церковь, помимо веры, является ещё и источником изучения наших исторических корней с самых древних времен. Это связующее звено между далеким прошлым и современностью. Даже с этих позиций интересно узнать историю раскола Русской Церкви, историю Старообрядческих общин нынешнего Залесовского района.

Русская Церковь

Более тысячи лет назад, ещё в 988 году, языческая, варварская Русь была крещена при равноапостольном князе Владимире. Стремление русского народа к истинной Христовой вере не смогли поколебать никакие бедствия, которые тяжелыми испытаниями обрушились на Русь. Ни 200-летнее татаро-монгольское иго, ни нападки римских пап, стремящихся подчинить Русскую Церковь своему престолу не могли поколебать ее устоев. И чем больше было таких покушений, тем внимательней и строже русский народ охранял свою православную веру.

В 1551 г. при царе Иоанне Грозном состоялся Стоглавый Собор, названный так, потому что имел сборник Постановлений из 100 глав. Этот Собор подтвердил правильность старых церковных книг, привел к единству Устав и наложил строгое наказание на всех, кто нарушает правила святых апостол, совершая службы не в соответствии с Церковным Уставом, и искажает обряды, переданные Святой Церкви. Наступает время благочестия, расцвета величия, Русь называют Святой.

Церковный Раскол в XVII веке

В 1652 году на Московский патриарший престол вступает патриарх Никон, приближенный царя Алексея Михайловича. Вместе они и решают изменить Русскую Православную Церковь на новый греческий лад. Сам, не имевший большого образования, он приблизил к себе иностранцев сомнительной репутации для исправления Богослужебных книг по новым греческим книгам, о которых даже сами греки отзывались, как об искаженных и погрешительных. За этими изменениями последовали и другие, совсем не обрядовые мелочи, а изменения Церковных Уставов, обычаев и даже апостольских преданий Русской Православной Церкви, принятых при крещении Руси от старой греческой церкви.

Одним из многих новшеств Никона было введение нового крестного знамения: вместо двоеперстия, которое было запрещено, ввели троеперстие.

Какой должна быть реакция у христиан, почти семь столетий исповедавших православную веру, крестившивших себя двоеперстием, на все эти нововведения? Естественно, что началось сопротивление, недовольство, протест. Начались жестокие гонения, казни. Многие предпочли умереть, чем предать веру своих отцов...

Раскол в Русской Православной Церкви разделил христиан на последователей старого обряда и «никоновских» новин. На несогласных с его новшествами были воздвигнуты жестокие гонения. Так русским людям — православным христианам семнадцатого века — пришлось бежать в пустыни, леса и горы, скрываться от преследования со стороны государственных и духовных властей. За лесами и топями, в непроходимой тайге укрывал Господь гонимых за Святую веру людей. Вот почему так называемые «раскольники», старообрядцы составляли значительную долю жителей вновь образующихся поселений на территории нынешнего Алтайского края в 17-18 веках.

Старообрядцы Залесовского района

Старообрядцами был основан ряд сел, входивших в теперешний Залесовский район, который принадлежал Барнаульскому уезду Томской губернии. Датой образования села Залесово считается 1751 год.

Шмаково «старше» Залесова: первое упоминание о нем относится к 1711 году, хотя в переписи учитывается только с 1748 года. Жителями села Шмаково были именно старообрядцы — братья Шмаковы. По переписи 6 ревизии 1811 года в Шмаково числятся: Иван Матвеевич (64 лет), братья-близнецы Тихон и Никита Матвеевичи (58 лет) и всего 39 душ мужского пола. В 1796 году была составлена именная роспись крестьян, записавшихся в раскол. В нее попали деревни с проживающими в них старообрядцами: Зырянова, Наумова, Шмакова, Маношкина, Сорокина, Глушинская, Красилова, Залесова.

Взаимодействие старообрядчества с властями

Шли годы. Отношение властей к расколу постепенно смягчалось. Если в первых документах истории края, исходящих из духовных ведомств, старообрядчество характеризовалось не иначе как «богомерзское, раскольничье развращение», то позднее, записанные в особые книги с наложением двойного подушного налога, старообрядцы могли жить чуть более спокойно, молиться по своим канонам.

Тем не менее, давление на старообрядцев в различных формах продолжалось. Как свидетельствуют документы архивов, государственные ведомства заботились о духовном окормлении старообрядцев, которые упорно уклонялись от услуг синодальной церкви. Так, рапортом причта господствующей церкви в Барнаульское духовное правление сообщалось, «что состоящий в старообрядчестве крестьянин деревни Залесова Гаврил Залесов сговорил за себя девку Феклу Шмакову», но остались не венчанными, потому что состояли в расколе (старообрядчестве). Из-за жестоких гонений, притеснений, откровенных издевательств, не имея подчас духовного окормления, старообрядцы не теряли надежды в поисках пастыря.

В документах 1825 года находим упоминание о том, что «старообрядцы уехали в Томск за старообрядческим попом, которого вскоре и ожидают». В это же время лидером старообрядцев Потапом Шмаковым составляются свои собственные списки, подается прошение «о беспрепятственном исполнении Богомолений». В 1826 году было получено разрешение на беспрепятственное исполнение треб старообрядческому священнику Ивану Михайлову, хотя и преследования за веру продолжались.

В 1860-62 годах после посещения старообрядческого епископа Саватия сел Шмакова, Тундрихи, Средне-Красилова появляются священники, рукоположенные из старообрядческих обществ. В 1867 году снова были поданы прошения «О беспрепятственном отправлении раскольничьих обрядов», к этому прошению был приложен список, в который вошли более 1670 человек. Список был составлен Потапом Шмаковым — известным наставником старообрядцев, уроженцем деревни Шмакова. За активную «раскольничью деятельность» он неоднократно подвергался допросам со стороны властей, несмотря на то что разрешение на отправление Богослужений по старообрядческим правилам было получено.

Так, в архивных документах за 1887-1889 годы в очередной раз были найдены прошения старообрядцев (указано 18 фамилий) из села Шмакова от доверенного лица — Иоанна Шмакова — «О разрешении беспрепятственно отправлять Богомоления и не платить ругу никонианским священникам». В прошении отказано. В 1901 году из деревни Новоглушенка было послано прошение «о не преследовании за веру не платить ругу никонианским священникам» от Кирьяна Тотмина (40 лет) и Чернова Еремея Корниловича.

Противостояние между старообрядчеством и властями продолжалось, и только царский манифест 1905 года дал возможность свободы вероисповедания.

После указов «О свободе совести» (17 апреля 1905 г.), «О порядке устройства общин» (17 октября 1906 г.) начали регистрироваться старообрядческие общины и образовываться приходы.

Община с. Новоглушинка

Село Новоглушинка в 1970-е гг.
Село Новоглушинка в 1970-е гг.

28 декабря 1909 года доверенным лицом, Афанасием Поликарповичем Портнягиным (в списке числится 50 человек — минимум по закону «Об старообрядческих общинах» от 17.04.1906г.), было подано прошение «О разрешении образования общины с. Новоглушенка Среднекрасиловской волости». Деятельность общины распространялась на д. Шатуново — Залесовской волости, Красиловку, Гоношиху, Миронскую, с. Сорокинское — Чумышской волости. Старообрядцы деревень Филятской, Блохиной тоже являлись прихожанами Св. Троицкого храма. Разрешение было дано 20 августа 1910 года.

В журнале «Церковь» №26 за июнь 1910 года была опубликована заметка о жизни прихода из села Новоглушинского Барнаульского уезда:

«Село расположено на берегу реки Чумыша, притока Оби, в глуши, что собственно и послужило ему названием, и населено исключительно старообрядцами, приемлющими священство Белокриницкой иерархии. Последних насчитывается здесь до 1000 душ. На молитву собираются в молитвенном доме, теперь довольно ветхом, но еще достаточно крепком, чтобы достоять до времени, когда у нас окончится постройка нового храма во имя Св. Троицы, который начался строиться тотчас по получении разрешения в 1909 году. Постройка, к сожалению, затянулась за неимением средств и благодаря бесконтрольности над строителями, но с Божьей помощью в ближайшем будущем постройка окончится. Общины у нас, покамест, не существует, но уже подано соответствующее заявление в Томское губернское правление об ея утверждении. Ранее мы открыть не могли, потому что сомневались в ея необходимости, да и новизна дела немного пугала; боялись, что, открыв общину, попадем в зависимость в церковных делах от гражданских властей. Теперь боязнь эта отпадает, так как убедились, что ничего страшного в этом нет.

Благодаря стараниям местного священника о. Поликарпа Портнягина, в селе Новоглушенском еще в 1906 году было отстроено школьное здание, в котором ежегодно обучалось не менее 30 душ детей. Придерживались в общем программы начальных училищ, при чем было обращено особое внимание на Закон Божий и церковное чтение. Теперь подано прошение г. инспектору народных училищ об открытии у нас начального училища министерства народного просвещения.

Местные священники господствующего вероисповедания не могут смирно сидеть в своих гнездах. Почуяв ласкающие звуки из Государственного Совета, они подняли головы и уже постарались привлечь трех старообрядческих священников к ответственности по 94 ст. угол. улож.: одно, именно о. Терентия Козминых, с. Инюшовой, — за открытое хождение с иконами и в церковных облачениях; наш священник о. П. Портнягин также подведен под эту статью за венчание».

Село Новоглушинка: храм во имя Святой Троицы
Бывший храм во имя Святой Троицы в с. Ново-Глушинка

В 1913-14 гг. было получено разрешение от епископа Иоасафа служить в Св. Троицком храме с. Новоглушенки двум священникам — о. Иоанну Шадрину, переведенному из д. Платово, и о. Поликарпу Портнягину. Приход разделился на две части, всего было душ: 670 — мужеского пола, 740 — женского. 13 декабря 1915 года было подано заявление «О внесении в реестр духовных лиц» о. Александра Антоновича Дернова, который рукоположен епископом Иосафом 27 сентября 1913 года, из крестьян д. Ключи Кулундинской волости Барнаульского уезда, и священника о. Поликарпа Портнягина. О том, что в это время еще служил священник о. Ияков Берсенев, имеется запись в книге о бракосочетавшихся за 1915 год.

Община д. Шмаково Залесовской волости

31 октября 1907 года в д. Шмаково Залесовской волости Барнаульского уезда была зарегистрирована община: священноиерей о. Марк Трифонович Рябов, доверенное лицо — Панкратий Родионович Волков.

Старообрядческая моленная. Деревня Шмаково (Залесово), Алтайский край
Бывшая старообрядческая моленная в с. Шмаково

В 1908 году был построен молитвенный дом в деревне Шмакова на усадьбе Варфоломея Трифоновича Рябова (ему было 50 лет). Настоятелем являлся о. Марк Рябов, председателем — Филипп Григорьевич Неупокоев, псаломщиком — Дионисий Трифонович Рябов, товарищем председателя — Иван Алексеевич Валечкин, Прокопий Шарапов. В 1909 году было подано прошение о строительстве нового храма. Проект одобрен 26 ноября 1910 года и к моменту постройки было закуплено строительных материалов на 1,5 тысячи рублей. В течение трех-четырех лет была построена деревянная церковь, и в 1914 году состоялось освящение ее престола в честь иконы Пресвятой Богородицы Казанской.

Сохранились документы: решение старообрядческой общины от 20 августа 1910 года «Об открытии при моленном доме школы грамоты», при этом содержание таковой принималось на свой счет.

Воспоминания Марии Васильевны Пиковой

Вот что вспоминает Мария Васильевна Пикова (Казанцева), прихожанка Свято-Никольской церкви с. Залесово:

«Родилась я в Сорочинском районе в 1918 году, Казанцева деревня, и фамилия моя Казанцева. В деревне Текуре (Новодроченино Заринского района) была церковь, там меня и крестили. Родители до этого мои жили в Шмаково, и когда их раскулачили, они снова переехали в Шмаково, мне тогда было 6 лет, жили у дедов. Церковь стояла на берегу Каменки, в районе теперешней усадьбы И. К. Бокова. Церковь была небольшая. Была колокольня, много колоколов, один большой. Звонарь — Парамон, Татьяны Поповой брат. Помню — молились в церкви на Пасху, народу было много. Звонили, далеко было слыхать благовест. А разорили церковь где-то в начале 50-х годов, сделали клуб, а потом и убрали».

Никольская община д. Пещерка

В июне 1907 года было подано прошение, и зарегистрирована Томским губернским правлением Никольская старообрядческая община в деревне Пещерки, всего 84 человека. Совет: председатель — Анфиноген Григорьевич Красилов, Иван Иванович Долгошеев, Петр Фатеевич Шампоров, Зиновий Порфирьевич Плотников. В декабре 1914 года на должность священника зарегистрирован о. Кирилл Копылов (26 лет?). До этого о. Кирилл был прописан в д. Новоглушенской, жена — Анна Поликарпова (28 лет), сын — Петр(12 лет?), псаломщик — Степан Балуев.

Единоличное хозяйство Плотниковых, 1920-е гг.
Единоличное хозяйство Плотниковых 1920-е гг.

Молитвенный дом в д. Пещерка был построен на усадьбе Егора Красилова в 1900 году, имел своего священника, псаломщика, причт. 20 июня 1907 года было получено разрешение и зарегистрирована моленная деревни Пещерка Залесовской волости, которая распространяла свою деятельность на Пещерку, Бобровку, Борисова. Доверенные лица: Зиновий Плотников, Стафий Красилов. Председатель — А.Е. Красилов (29 лет от роду), помощник — З.П. Плотников, И. Долгинин, из Бобровки — П. Ф. Шампоров, из Гунихи — Федор Зиновьевич Бобин. В 1908 году здесь служил о. Георгий Смирнов.

По данным министерства внутренних дел, всех старообрядческих приходов зарегистрировалось к июню 1909 года — 1052. Но гораздо большее число общин, превосходящее указанное число, может быть, даже в 10 раз, ещё не было зарегистрировано. Тяжелый опыт приучил их к особой осторожности и чрезвычайной осмотрительности.

Полемика старообрядцев и епархиальные съезды

Кроме активной регистрации общин и храмоздательства, в это же время продолжается бурная полемика с миссионерами новообрядческой церкви, со старообрядцами других согласий, внутри согласия по злободневным вопросам церковной жизни общин. Обращаются с призывами и братскими предложениями к старообрядцам разных толков о примирении и церковном воссоединении.

В журнале «Старообрядческая мысль» № 10 за 1913 год была опубликована статья о том, что 16 августа 1913 года в селе Залесово, в ограде «неокружницкого» молитвенного дома, в присутствии большого количества людей состоялась публичная беседа о вере, темой которой был вопрос: «Из-за чего делятся старообрядцы на "окружников" и "неокружников"?». Собеседником со стороны старообрядцев были о. Иоанн Шадрин и Архип Степанов, а со стороны «неокружников» — о. Тимофей Ключаров и М. Кормин. В ходе бурной беседы к согласию стороны не пришли.

Во всех епархиях Белокриницкой иерархии активно проходят епархиальные съезды. Так, в июне 1914 года состоялся 3-й Томский епархиальный съезд, на котором председательствовал епископ Иоасаф. На съезде обсуждались злободневные вопросы церковно-приходской деятельности общин, а также избирались уполномоченные представители от епархии на Освященный собор.

Недолго продолжался «золотой век» для старообрядцев. С приходом Советской власти активная религиозная жизнь приходов стала постепенно затихать, хотя и с разрешения Сибкрайадмотдела с 30 мая по 3 июня 1926 года в г. Барнауле в храме старообрядческой общины состоялся съезд старообрядцев Томско-Алтайской епархии. В число участников съезда входили 22 священнослужителя и 23 делегата от мирян — представителей старообрядческих общин епархии. На съезде председательствовал епископ Тихон, помощники: протоиерей Павел Морозов и Иван Степанович Шумихин, секретари: священник Михаил Немкин и Артемон Иосифович Волков. На съезде обсуждались вопросы финансово-хозяйственной и религиозной деятельности общин епархии, рассматривались постановления Освященного Собора 1925 г., а также вопросы о религиозно-нравственном состоянии приходов.

Религиозная жизнь при Советской власти

Но взаимоотношения старообрядцев с Советской властью были крайне напряженными, так как эта власть строилась, прежде всего, на безбожии, попрании свободы совести и религиозных убеждений. Сплошная коллективизация деревень в числе прочих задач требовала от органов власти нанести решительный удар по религии. Старообрядцы — истинно верующие люди, были трудолюбивы и честны, и жили, в большинстве своем, крепким хозяйством, поэтому многие не приняли «безбожную» власть Советов, выступали против коллективной формы собственности. Начались возмущения, а вместе с ними и репрессии.

Конец 20-х — начало 30-х годов ознаменовался тем, что Постановлением ВЦИК «О религиозных объединениях» был детально разработан порядок ликвидации общин с конфискацией имущества и передачей его в сельские советы. Повсеместно стали закрывать церкви, отбирать церковное имущество, а наиболее видных лидеров приходов — предавать суду. Немногим в это суровое время удалось избежать репрессий. Служившему в это время в Шмаковской старообрядческой церкви о. Логину Таловскому было предъявлено обвинение в контрреволюционной деятельности, и после суда он был отправлен в лагеря Иркутской области.

Сохранился протокол допроса от 29 апреля 1931 года старообрядческого иконописца В.Ф. Балыкина, в котором указано, что «обвиняемый Балыкин Викул Федорович, 1860 года рождения, уроженец Казанской губернии Свияжевского уезда Кляндинской волости д. Чулпанихи, беспартийный, русский, женатый, кулак, проживающий в с. Шмаково Залесовского с/с — был судим 11 февраля 1931 года за уничтожение скота, осужден на 2 года. Свидетельствует — в предъявленном мне обвинении по 58-10, 59-2 ст. УК виновным себя не признаю и по существу дела показываю: весною прошлого года я нигде ни призывал к выступлению на почве голода против советской власти и на разграблении общественных амбаров с хлебом. Нигде не агитировал против проводимых компаний. Помню лишь, был весною прошлого года на собрании, когда приезжал председатель с/с тов. Свояновский, я в выступлении говорил: «Когда, мол, была хлебозаготовка, то говорил мужику: душа винтом, везите хлеб, а когда у мужиков не стало на еду, то не даете». Больше показать ничего не могу. Писалось со слов, верно, мне зачитывали. К сему Балыкин.»

Вскоре суд приговорил Балыкина В.Ф. по статье 52/10 и 59/2 УК к высылке на север с кулаками вместо расстрела «по причине преклонного возраста» и малограмотного крестьянина из села Шмаково за «контрреволюционную деятельность», связанную с «разрушением колхозного строя», семидесятилетнего иконописца выслали в Чулым, а жену его — в Нарым.

Воспоминания

Из воспоминаний Татьяны Михеевны Петеленой (Попковой):

«Родилась в 1910 году, в Шмаково, отец Михей, мать Агафья, в семье было 13 детей, я была 10 по счету. Бабушка Васса и дедушка Василий Попковы привезли детей из Вятки маленькими, а тятины родители были — бабушка Гликерия и дед Герасим. Бабушку привезли сюда грудной, где-то в 1825 году. Детей у них было помногу. В Шмаково было моленная, потом стали строить церковь, подрядили строителей, состроили на площади. Ходили молиться в моленную, старшая сестра Вера ходила на крылос. Была большая колокольня, много колоколов. В моленной служил о. Марк, мы были в родне с Рябовыми через бабушку. После о. Марка служили о. Логин, о. Киприян, о. Нестефор, о. Григорий. Ко всем ходили на покаяние. Священники были расстреляны, которые укрылись.

Мы жили на краю Шмакова, отец был пимокат, была своя избушка и огород. Во время переворота конники были на конех с оружием, все прятались в кусты в огороде. Конники были с плетками — 2-хвостные, на концах гайки, кто попадал на встречу, тех забивали до смерти. Захариха была верующая, стояла за веру, ее забили до смерти нагайками. Батька Вася материн отец, у него было много родни, запряг лошадь и уехал в Новоглушенку, попрощаться с внуками, там его и арестовали. Раздели, разули, драли нагайками, босиком повели ко рву там и расстреляли.

Во время переворота отец не принял Советскую власть, с мужиками отковали пики, и пошли воевать. Большинство их положили из пулемета. Которые вернулись — спрятались, у нас под печкой был тайник, там отец с тремя товарищами и прятались. По селу пустили слух, что всем кто прячется, ничего ни будет, если они добровольно прейдут в волость. Они и поверили. Отец пришел, в волость и там уже свои стали, заниматься вымогательством. Вера пошла отцу за тулупом, чтобы вести его. Мать сказала, что отцу уже не надо никакого тулупа. Потом его привели к нам за огороды и расстреляли. Он встал, перекрестился и упал. С ним убили еще троих (Ефимаха и двух других) и сложили в одну могилу. За огородами, в ямочке долго была кровь, ее потом закопали в могилу. Отец, зная, что будет тяжелая жизнь, намолол муки и разбросал по согре и закопал в снег, говорил: «Агафья, я муку-то спрятал, ты выкопай, да детей не замори». Смогли сохранить яму с картошкой на пашне, вот этим и кормились.

Потом всех начали сгонять в колхозы. Туда же согнали и весь скот, 2 дня не кормили и не доили, а скот проломил дыру и ушел домой, потом их больше не собирали. Вера, старшая сестра, вышла замуж: за Балыкина Антипу. Балыкины жили в Шмаково, отец Антипы — Викул, был иконописец. Был грамотный, ходил в храм, пел, читал, ходил на крылос. Викул писал иконы и для продажи, был хромой, правая нога была больная (ногу забрасывал), дома они держали работника. Кроме Антипы у них были еще сын и дочь (в Дресвянке, теперь Маслянинском районе).

Потом Викула отправили в Чулым, а жену его, Акилину Балыкину — в другую сторону. Антипа с Верой убежали, так и остались здесь».

Тяжелую участь «врага народа» разделил со своей семьей отцом, братом и мачехой внук о. Марка Рябова Ияков Фомин.

Вот что он рассказывает в своих воспоминаниях:

«...Родился я 22 октября 1920 года в с. Новоглушенка Залесовского района, Село стояло на реке Чумыш. С северной стороны его прикрывала возвышенность, покрытая густым лесом. В конце 19 века, в пятилетнем возрасте мой отец был привезен в Сибирь. Его предки выбрали это местожительство еще и по старообрядческому единоверию. Многие семьи оказались земляками, прибывшими в Сибирь из Самарской губернии Бузулукского уезда: несколько лет подряд там были неурожайные...

На пригорке перед Чумышом на средства прихожан была построена красивая церковь с колокольней. В начале Ю годов, власти приказали убрать звонницу, спустить колокола вниз. Мужики — прихожане спустили колокола, подпилили брусья. Изменили архитектуру храма. Вкопали столбы в землю в углу ограды, снова повесили колокола. Теперь звон заглушается. И нам деревенской ребятне стало доступнее позвонить в пасхальную неделю, что не возбранялось. Бывало, как зазвонит Платон Филиппович Рябов, слушать не наслушаешься.

Священник нашего прихода о. Григорий устарел, служба стало идти вяло. Прислали к нам энергичного священника отца Ивана. Мужчина лет около 40, голос шаляпинский, курчавые черные волосы на голове, черная борода, видать был он из кавказских казаков. Оживилась служба в нашей церкви, пошли, поехали прихожане из соседних деревень. Благостно запели хоры, веселее зазвонили колокола и воспряли прихожане: снова власти признали неугодным это мероприятие. Арестовали отца Ивана. По слухам, он погиб в колодце в с. Шадрино под Барнаулом...

Отец моей матери, Веры Марковны, а вернее мой дедушка Марк Трифонович Рябов был священником глубоковерующим. Служил в Бобровском, Пещерском, а последнее время проживал и служил в Шмаковском приходе. Имел троих дочерей — Веру, Марью, Саломею. Дедушка Марк пользовался большим уважением у прихожан. Помогал сиротам, обездоленным, больным.

Старообрядческий священник иерей Марк Рябов
Священник о. Марк Рябов, настоятель в Шмаково

Дедушка часто находился в разъездах по деревням, ездил в город Барнаул наведать свою дочь Марью Мироновну и по другим делам. В дорогу на случай непогоды брал всегда с собой кожанку. Возвращаясь из города домой, каждый раз покупал большие связки сушек. Проезжая мимо барнаульской тюрьмы, останавливался. Купленные связки сушек отдавал в тюрьму заключенным.

В гражданскую войну по нашим местам проходил партизанский отряд под командованием Рогова. Один из партизан этого отряда вздумал отобрать у дедушки кожанку с башлыком. Он явился к дедушке на дом, потребовал отдать ему кожанку. Услышав это требование, дедушка снял с вешалки кожанку, положил ее на обе руки, пошел спокойно навстречу партизану, тихо произнося при этом слова: «Если вам нужна моя кожанка, я могу ее вам отдать». Нарядившись в кожанку, партизан предстал перед своим командиром отряда, тот поинтересовался, где он ее взял. Партизан ответил, что отнял у отца Марка. Рогов приказал партизану вернуть кожанку.

Много было уничтожено священнослужителей, но в защиту дедушки восстала общественность. Умер он своей смертью. А вот мужу его дочери Саломеи Марковны, Мирону пришлось поплатиться своей головой. Вывели его из избы за огороды в лесок и отрубили голову. Возвратившись в избу, каратели осознали, что зря погубили Мирона, он оказывается, ни в чем не виноват. Эти слова слышали сын Мирона Иван и мой брат Дмитрий, лежавшие затаенно на полатях...».

Печальную участь мучеников за веру разделили и священноиерей о. Афанасий Портнягин и протоиерей о. Павел Храмцов. Отец Павел Храмцов ранее служил в с. Анисимово (теперешний Тальменский район) в Свято-Никольском храме, который был построен и освящен епископом Томским Иоасафом в 1909 году (иконостас и иконы для этого храма были пожертвованы А.И. Морозовым).

Из воспоминаний прихожанки нашего прихода П.Ф. Чепуштановой:

«...Родилась я в с. Сорокино, в семье зажиточных крестьян. Детей было семеро. Во время переворота наша семья, погрузив скарб, на 12 лошадях переехали в тайгу, сначала на Гусиху, а затем на Большую Заимку — это за Кордоном. У дяди Демьяна Артемьевича Бабушкина было много церковных книг. Когда начались гонения за веру, он уехал в г. Минусинск. В детстве я воспитывалась в семье о. Павла Храмцова. Матушка его, Ксения Артемьевна, была родная сестра моей матери. Своих детей у них не было, поэтому они взяли меня к себе. В Церкви я пела, ходила на крылос. Жила у них до 1937 года. В этот же год отца Павла арестовали по линии НКВД. Забрали, и больше от него не было никакой весточки. Матушку Ксению мои родители взяли к себе на Большую Заимку, там она и умерла.

Отец Афанасий Портнягин служил в моленной на Большой Заимке. Его тоже забрали вместе с матушкой и сослали в Нарым. Там они и умерли. Дети их вернулись, и какое-то время жили у нас. Отец Афанасий был нам родня в сватовстве — дочь его Алевтина Афанасьевна была замужем за братом Георгием Федоровичем Блиновым».

Рушили церкви и колокольни, уничтожали церковный причт, растаскивали и жгли церковное имущество.

Перестали благовестить к праздничной заутрени певуны-колокола.

А ведь ещё с глубокой древности на Руси отношение к колоколу было особенным. Никто не оставался равнодушным к их звонам. Издревле повелось, что самым горьким наказанием для его народа было лишение колокола, означавшее потерю своей воли. В 20-е годы прошлого столетия это страшное лишение постигло всю русскую Землю. Не обошла эта печальная участь и нашу общину. Сняли колокола, отобрали церковь, а священника, служившего в это время. о. Логина Таловского, отправили этапом в Иркутские лагеря.

Из воспоминаний Колчановой Марьи Ивановны:

«...Родилась я 1920 году в Тогуле, мать моя умерла от тифа рано, отец остался с 6 детьми на руках. Жить было очень тяжело, я работала в няньках, собирала милостыню. Переехали к родне в Хвощевку, это за Пещеркой.

Церковь наша была в Пещерке, не сильно большая, были колокола, слышно на поселке, как звонили. Батюшка был отец Петр (Политое?), 2 сына: Лев и Степан. Батюшка был добрый: сказали ему, что заболел прихожанин, а он собирался косить, отбивал литовку, отложил и пошел принимать на исповедь.

Батюшку потом отправили в Нарым, говорят, пошел за лошадью и не вернулся. Церковь закрыли, сделали потом клуб, сильное тогда было гонение. Отец мой Иван вырыл яму, насыпал туда пшеницу и сложил церковные книги, ризы и закрыл. По истечении времени решил посмотреть, что с книгами: открыл, а в это время пришли как раз сельсоветчики и все забрали. Многих из Пещерки раскулачили и отправили в Нарым».

И таких свидетельств множество...

Начались 30-е годы — самое сложное время существования общин: небывалое идеологическое давление, переходящее в открытый террор, налоговый пресс, репрессии священно- и церковнослужителей. К 40-ым годам почти все церковные общины прекратили свою деятельность.

Много пришлось пережить старшему поколению прихожан гонений, унижений и преследований за веру, потерю самых близких и родных людей. Но безбожная власть не смогла вытравить из их души тот теплый огонек, называемый Верой. Ибо душа человеческая — это Божественное начало, не может быть атеисткой.

Многие, не выдержав этих трудностей, сдались, отошли от Церкви, но все равно к концу жизни они старались возвратиться к этому чистому источнику. Покаявшись, очистивши свои души, примирившись с Богом, они спокойно отошли в жизнь вечную, а их дети и внуки стали восприемниками духовных традиций и правил некогда крупных старообрядческих общин в нашем районе. Понимая, что остались только малые следы или остатки паствы, находясь в самом жалком положении: ни имея, ни священника, ни церкви, однако же не малодушничали. Долгие годы верующие вынуждены были ездить в ближайшие Церкви гг. Новосибирска, Барнаула, Томска, преодолевая этот путь с пересадками и многими трудностями. Чистота и строгость веры передавалась старообрядцами молодым поколениям.

После гонений

Миновали времена гонений, когда поборники старой веры терпели страшную нужду, и, как в дни древние, «испытывали поругания и побои, а также узы и темницу». Все возвращается на круги своя...

С изменением политики государства в 1997 году был принят Федеральный Закон «О свободе совести и о религиозных объединениях», дающий право на свободу совести и свободу вероисповедания. Для Старообрядческой Церкви началось время расцвета и возрождения.

В 1991 году с приездом в с. Залесово по приглашению местных старообрядцев священноиерея о. Николы Думнова началось возрождение нашей общины. Вот имена тех, которые, не убоявшись репрессий, сохранили духовные традиции предков, Богослужебные дораскольные книги и иконы, написанные по древним канонам: Киселева М., Петелина Т.М., Балыкина В.М., Попова Т.А., Плотникова М.Н., Токмина В.М., Рябова М.В., Зырянова Т.Ф., Борисова Е.В. и др.

Это их святыми молитвами и трудами Господь сподобил православный народ к святому делу — строительству храма. Редко выпадает человеку счастье участвовать в строительстве Храма Божьего. Нам дал Господь эту возможность. «Начало» было положено в 1993 году.

В апреле 1993 года многими трудами председателя общины Стопаревой A.M. в Комитете Юстиции г. Барнаула была зарегистрирована Старообрядческая община Залесовского района Русской Православной Старообрядческой Церкви. В нее вошли старообрядцы из сел: Пещерки, Кордона, Заплывина, Шмаково, Черемушкино, Муравей. В этот же год было принято решение о строительстве церкви, и объявлен сбор добровольных пожертвований. Не имея молитвенного дома, старообрядцы собирались на общую молитву по праздникам по домам верующих. С 1991 года Борисовы Игнатий Никонович и Евфимия Васильевна пригласили в свой дом по улице Советской 132, с тех пор вот уже более 15 лет на их усадьбе возносятся молитвы: «О стране нашей Росийстей и о спасении ея...» и «о всяком граде и веси сей...», а их трое дочерей являются активными прихожанками Свято-Никольского храма.

Закладка и строительство церкви в Залесово

Залесово. Основание Никольского храма, 1994
Чин основания Свято-Никольского храма, 1994 год

В 1994 году, на праздник Преображения Господня, состоялось небывалое торжество: епископом Новосибирским и всея Сибири Силуяном в сослужении о. Николы Думнова (г. Барнаул), окормляющего нашу общину, совершена закладка деревянной церкви во имя Святителя и Чудотворца Николы. На торжество собралось много богомольцев и зрителей. После торжества епископом Силуяном было сказано приветственное слово, посвященное этому событию, и предложена праздничная трапеза.

Залесово. Закладка церкви, 1994
Закладка Свято-Никольской церкви

Церковным ктитором — Колчановым В.Д. в творческой мастерской архитектора Долнакова А.П. в г. Новосибирске был заказан проект нашего храма. По внешнему виду он напоминает форму корабля (корабль — это символ Церкви Христовой, плывущей по волнам бурного житейского моря), с центральным куполом над основным четвериком и двумя меньшими куполами над Алтарем и притвором. Длина его — 18 метров, ширина основного четверика — 8 метров, притвора и Алтаря — 6, высота от основания до Креста — 17 метров. Храм деревянный, крыша покрыта кровельным железом и окрашена. С южной, западной и северной сторон имеются входы. Церковь разделена на: сени, притвор, центральный четверик и Св. Алтарь.

Осенью 1994 года, после праздника Рожества Пресвятой Богородицы, силами прихожан общины был выкопан котлован и заложен фундамент. Надеясь на милость Божию, все прихожане от малого до великого взялись за это Богоугодное дело и летом 1995 года Колчановым Д.А., Колчановым В.Д., Гавриловым П., Костеревым В. был положены первые два венца Свято-Никольской Старообрядческой Церкви. Строительство храма началось и продолжалось пять лет.

Залесово. Строительство храма святителя Николы
Строительство храма в Залесово

Очень не просто давалось это строительство, и только милостью Божьей и заступлением Святителя Николы, усердными стараниями многих людей оно двигалось. Низко кланяюсь и благодарю за оказанную помощь в строительстве Божьего храма В.Я. Бокий, ныне покойного А.Ф. Фишера, И.Н. Волкова, В. А. Колткова, В.Н. Кирпиченко, Н.Ф. Данилова, Р.В. Гридунову, А. Кайгородова, С.И. Тислина, С.М. Хребтова и членов их коллективов, всех односельчан, кто внес хотя бы малую толику в строительство Церкви. Также выражаю искреннюю христианскую благодарность, а Господь готовит свое неоскудевающее воздаяние, за посильную помощь, моральную и материальную поддержку отцам, братиям и сестрам общин гг. Барнаула, Томска, Новосибирска, Минусинска. Неоценимую помощь и поддержку всегда оказывал нам отец Никола Думнов, духовно окормлявший тогда нашу общину. Его святыми молитвами Господь помог нам завершить это строительство.

Нельзя не отметить печального веяния нашего времени, притекающего и в церковную жизнь. Взамен христианской терпимости к ошибкам людей и единения в духе любви и мира, иногда враг сеял плевела раздора и несогласия. Тем не менее, христиане находили в себе духовные силы забыть все укоры и неприятности, так неизбежные в любом деле, победить врага, сеющего раздор во имя любви и пользы этого святого дела — устроения Церкви.

Освящение церкви в Залесово

В июне 2000 года произошло торжественное освящение новоустроенного на каменном фундаменте деревянного храма во имя Святителя и Чудотворца Николы. На торжество и освящение был приглашен преосвященный Силуан, епископ Новосибирский и всея Сибири. Накануне было совершено всенощное бдение, которое совершил Еп. Силуян в сослужении священноиереев о. Николы Думнова, о. Михаила Гаевого (г. Бийск, правнука служившего ранее в с. Шмаково о. Марка Рябова), диакона Павла Романюка, чтецов Василия Андреева (г. Барнаул) и Антония Устинова (г. Новосибирск).

Залесово. Освящение храма во имя святителя Николы
Крестный ход на освящении храма в Залесово

Самое торжество началось рано утром 3 июня. Посреди Церкви был приготовлен престол, на котором находилось все необходимое для освящения и облачения Св. престола и жертвенника, а также все принадлежности для Алтарного служения. После обычного начала и облачения духовенства и Владыки был начат канон-молебен храму, на 6 песни которого совершено освящение воды. По окончании водосвятного молебна, стол с уготованным на нем, через Царские врата был внесен в Св. Алтарь, после чего они были затворены и началось освящение престола. Затем началась Божественная Литургия, пели два хора: па правом крылосе мужчины — под руководством В. Долгова и Ф. Устинова, на левом женщины — под руководством матушки Марины Думновой. Стройное пение, чинное и внятное провозглашение дьяконом возгласов и молитв на ектениях затрагивали религиозные чувства верующих. У многих от умиления навертывались на глаза слезы, а некоторые плакали.

После окончания литургии владыка поздравил всех присутствующих с освящением нового храма, произнес соответствующую событию речь, а затем присутствующим здесь была предложена праздничная трапеза.

Отдых детей

В 2001 году силами прихожан Покровской старообрядческой общины г. Барнаула и нашей общины был организован заезд детей на 2-недельный летний отдых. Эти заезды затем стали ежегодными, была организована детская христианская Свято-Никольская обитель «Чистые росы».

Залесово. Детский лагерь
Дети на отдыхе, 2005 год

Одной из основных задач летнего лагеря является не только организация душеполезного досуга и труда, но и предоставление подрастающему поколению возможности христианского общения друг с другом, недостаток которого явно ощущается в современном мире.

Съезд молодежи

Начало нового 21 века ознаменовалось некоторым подъемом в возрождении духовной жизни молодого поколения старообрядческих приходов. Возобновилась традиция проведения молодежных съездов. В 2001 году в кафедральном соборе г. Новосибирска состоялась первая встреча старообрядческой молодежи, затем в 2002 году — в г. Томске и в 2003 году — у нас в Залесово.

Вот что пишет в то время районная газета «Сельский новатор»:

«...Последствия раскола православной церкви привели к тому, что старообрядцы на несколько веков стали отшельниками. В конце XX века с прекращением власти тоталитарного государства заметно возросла роль церкви в обществе. Оживилось и движение приверженцев старой веры: они воздвигают новые храмы, обновляют обители, сохранившиеся за времена советской власти. Храм, заложенный в 1994 году на окраине с. Залесова, сейчас является поистине архитектурной жемчужиной райцентра.

На строительство обители в родном селе залесовцы не жалели ни сил, ни денег. Стараниями старообрядческой общины и при помощи мирян 4 года назад в храме прошли первые службы. В прошлом году, по благословению епископа Новосибирского и всея Сибири Силуана, июльский съезд молодых старообрядцев работал в Залесовской Свято-Никольской обители. Тогда принимали гостей из приходов Барнаула, Новосибирска, Томска, Москвы...»

Приезд Преосвящ. Митрополита Андриана

Очень значимым событием в жизни прихода явилось посещение предстоятеля нашей церкви Митрополита Московского и всея Руси преосвященнейшего владыки Андриана 31 августа 2003 года. В сопровождении протоиерея Геннадия Коробейникова (Томск), диакона Анатолия Сафронникова (Новосибирск) владыка Андриан посетил первый храм на Алтайской земле — в Залесово. У ворот храма владыку встречали иерей о. Никола Думнов (г. Барнаул), окормляший духовно нашу общину, и о. Александр Чукаленко (РДЦ), глава администрации района г. Ф.В. Траутвейн, Председатель отдела по работе с общественностью, местные журналисты и прихожане Свято-Никольского храма. Дорогу к храму местные старообрядцы устелили платками и цветами, очень трогательной была встреча, во время которой владыка Андриан благословил христиан. Затем была предложена братская трапеза, на которой владыкой было сказано проникновенное слово о сущности старообрядчества.

Залесово. Приезд Митрополита Андриана, 2004
Встреча Митрополита Андриана

Прихожане искренне поблагодарили владыку за приезд, а также высказали свое желание иметь постоянного священника.

На епархиальном совещании с участием владыки Андриана было принято решении о поставлении на наш приход постоянного священника. 21 сентября 2004 года, на праздник Рожества Пресвятыя Богородицы, была совершена хиротония диакона Валентина Бесштанникова, который был определен на служение к нам, в Свято-Никольский храм с. Залесово. Приходская жизнь с приездом молодого священника немного оживилась.

иерей Валентин Безштанников
Иерей Валентин Бесштанников

В 2005 году состоялось 5-летие освящение храма, в храмовый праздник святителя Николы собралось немало гостей из близлежащих приходов. На престольный праздник приехали о. Геннадий Коробейников (Томск) и о. Никола Думнов (Барнаул), а также певцы и чтецы приходов гг. Барнаула и Новосибирска. Служба прошла радостно и торжественно.

Одним из значимых событий 2006 года явилась выставка — презентация «Старообрядчество: история и культура», прошедшая в ноябре месяце, в районной библиотеке. Были выставлены книги Ф.Е. Мельникова, епископа Михаила Семенова, епископа Арсения Уральского и др., показаны отрывки из видеофильма «От Томской тайги до Байкала» о встрече Митрополита Московского и всея Руси владыки Андриана с приходами Сибири. Рассказ о. Валентина Бесштанникова о церковном расколе на «новую» и «старую» веру сопровождался духовными стихами в исполнении о. Игоря Мыльникова и Александра Емельянова. Присутствующим здесь были показаны плетёные пояса, бисерные и кожаные лестовки, а самым интересным была дораскольная книга «священнический требник» и «Ирмоса». Их рассматривали с особым вниманием и интересом.

Очень интересную историю поведала присутствующим на выставке прихожанка нашей церкви, преподаватель русского языка и литературы, Н.М. Шмакова. Эта трагическая история их семьи, произшедшая много лет назад во время революции, о зарубленном священнике отце Александре Антоновиче Дернове, служившем в Свято-Троицкой старообрядческой церкви в с. Новоглушинке, никого не оставила равнодушным. Присутствующие на выставке преподаватели истории и литературы, музейные работники, корреспонденты живо интересовались историей раскола, а также историей Залесовской старообрядческой общины. В ходе общения звучали вопросы об обрядах, об организации работы с детьми, о численности общины. Настоятель о. Валентин выразил свою готовность в дальнейшем сотрудничестве с работниками библиотеки, сказав, что старообрядцы всегда открыты для общения. Надеюсь, что интерес общественности к истории старообрядчества не пропадет даром.

Вот коротенькая история Старообрядческой общины с. Шмаково (теперешнего Залесово) собранная мною, прихожанкой Свято-Никольского прихода — Костеревой Н. А. в честь и славу Господа нашего Исуса Христа.

Дай Бог, расти и множиться, и процветать стаду Христовых овец, во Славу Божию и величие Его Церкви!

Надеюсь и молю Бога о продолжении истории общины.


Большая христианская благодарность всем кто поделился со мною историческим материалом, воспоминаниями, а особенно Н. А. Старухину за его труды.

Н.А. Костерева, с. Залесово — 2006 г.

Поделиться:  
Комментарии
Алтайский старообрядец

Теги: Старообрядческие приходы, Залесово, Старообрядчество Алтая

Старообрядчество в интернете
HotLog